Шаман Кинг, инфа

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шаман Кинг, инфа » Фан-Фики » Ярко-синий абсент


Ярко-синий абсент

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

НАЗВАНИЕ: Ярко-синий абсент
АВТОР: больное воображение Фаната аниме
БЕТА: ...
EMAIL: ...
ЖАНРЫ: юмор, ирония, местами стёб
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: все основные/нету таких
РЕЙТИНГ: PG-13 (из-за ругательств и пропаганды спиртораспития)
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: не упадите со стула!
ДИСКЛЕЙМЕР: эти синие похмельные бедняги - детища Хироюки Такеи, провёрнутые через мою мясорубку и слепленные заново)))
СОДЕРЖАНИЕ: пьяный шаман - страшное зрелище!
СТАТУС: теперь уже снова в процессе
РАЗМЕЩЕНИЕ: только с личного согласия автора
ОТ АВТОРА: Фанат аниме любит вас и кефир!
РАЗРЕШЕНИЕ НА РАЗМЕЩЕНИЕ: Получено.

0

2

Первая часть.

Дверь распахнулась с оглушительным грохотом. Все в комнате слабо застонали.
- Парни… — проорал Рио, оглушив самого себя. Чтобы не упасть, он схватился за косяк и уже тише, но так же торжественно произнёс: — Парни, там Хао!.. Блин… Есть в этом доме хоть капля воды?
Послышался сдавленный матерок на китайском и следом возмущённая фраза:
— Рио, какого ты разорался? Башка трещит ведь…
— Не у тебя одного, мой островолосый друг, но там… Это… Как его… — шаман прижал трясущиеся ладони к голове. — А! Вспомнил… Хао! Он нас щас всех убьёт!
— Да!? Убейте меня кто-нибудь… — послышался мучительный стон из угла.
— Лайсерг, тебе рано ещё умирать! — послышалось из соседнего.
— Это ещё почему? — возмутился даузер. — Я требую смерти!
— А я сказал, ты ещё слишком молод! Тем более, мы так и не разрешили наш спор о том, кто больше выпьет…
— Джоко, не переживай, тебя никто никогда не перепьёт… — успокоил парня Рио. — Парни, да вы чего валяетесь?! Там же Хао пришёл! Подъём!
— Мамочка, ещё чуть-чуть… — послышалось откуда-то из-под стола.
— Точно! Пусть Йо сам разбирается со своими родственниками! — подхватил идею Рио и решительно направился к столу. — Йо! Йо! Асакура, мать твою! Там к тебе брат пришёл, хочет чего-то…
— По роже он хочет! — огрызнулся Рен, пытаясь подняться на трясущиеся ноги. — Ох, пацаны, что ж мы вчера бухали?
— Мы с Лайсергом — сакэ. Вы, Тао-сан, виски дули, насколько помнится. По крайней мере, первые три часа… Рио и Йо-сама баловались чем-то там с Фаустом, а потом мы все абсентом догонялись, — услужливо перечислил Джоко, а затем, подумав пару секунд, добавил нерешительно: — По крайней мере, Фауст утверждал, что эта светящаяся ярко-синяя жидкость — абсент.
— А где, кстати, сам восьмой? — подал голос юный даузер.
— И это спрашивает парень с врождёнными способностями детектива! — патетически воскликнул Рен. — Он ещё часа три назад ушёл за добавкой. Поэтому, одно из двух: или он нашёл, сам всё выпил и сейчас мирно спит где-то в пространстве, или он до сих пор обшаривает все окрестные кладбища.
— Почему кладбища? — не понял Чоколав.
— А его по пьяни всегда тянет Элайзе изменять, — пояснил Рен с абсолютно серьёзным видом.
Чоколав неуверенно хохотнул.
— Мне что, до вечера ждать, когда вы уже выйдете и я отниму ваши никчёмные жизни и ваших безмозглых духов? — послышалось с улицы.
— Вот козёл! — возмутился Лайсерг, кутаясь в плед. — Что, не может просто дом спалить? Вот ещё выходи к нему, сражайся с ним… Сволочь беспощадная…
— Парни, надо выйти и сразиться, это дело чести, — послышался откуда-то сверху напряжённый голос.
— Это Бог? — пискнул Рио.
Все задрали головы вверх.
— Трей, какого ты там потерял? — выдохнул офигевший Рен, глядя на северянина, сидящего на потолочном вентиляторе.
— Просто кое-кто… — парень многозначительно посмотрел в сторону китайского шамана, — закинул сюда мой сноуборд с криком «ату», якобы проверяя меня на многолетний инстинкт.
Рен потупился и пробормотал: «Ну, сработало же…»
Вдруг дверь снова с оглушительным грохотом распахнулась, и на пороге появился сияющий Фауст с огромной бутылкой в руке.
— Опохмел! — восторженно выдохнули все шаманы.
— Наливай… — оживлённо сказал Йо, выползая из-под стола со стаканом в руке.
— Чтоб вас… Вы сегодня выйдете или как? — снова послышалось с улицы.
- Я знаю, что вы там!
— Скажите, пожалуйста, какая проницательность! — усмехнулся Лайсерг. — И как он догадался? Наверное, за нами шпионили его люди. А может, это те огромные буквы на фасаде здания, образующие слова «Приют Шаманов» подтолкнули его к верной мысли? Да нет, он сам догадался! Йо, у тебя брат часом не даузер?
— Нет, у него с потенцией всё нормально, — огрызнулся Асакура.
— Чёрт, заткните их кто-нибудь! — воскликнул Джоко. — Они с бодуна шутят хуже меня!
— Я считаю до пяти! — не унимался Хао.
— Так, парни, дёрнули! — скомандовал Йо.
Шаманы дружно опохмелились и рванули к выходу.
— Ээээ, народ, кажется, мы что-то забыли… — тормознул Асакура у самого выхода.
Народ недоумённо переглянулся.
— Ну и где вы с вашими жалкими духами-хранителями?— истерично орал Хао.
— Точно! — Рен ударил себя по лбу. — Духи!
Всё переглянулись.
— И где чьё? — растерянно спросил Лайсерг. — Где моя эта, как её, Морфин?
— Морфин в моей крови… — мечтательно протянул Фауст.
— Так, не важно! — сказал Йо, пытаясь собраться с мыслями. — Просто заберите всех духов из дома, по ходу дела разберёмся! Сейчас главное — этого крикуна унять. Череп же трещит от его воплей!
Шаманы похватали оружие, духов и высыпали на улицу.
— Наконец-то! — обрадовался Хао.
Он осмотрел помятых взъерошенных шаманов, и радость его малость погасла.
— Ээээ… вы что, уже сражались сегодня? — в замешательстве спросил он.
— Ага, сражались, — буркнул Трей. — С зелёными человечками.
— Так, ладно, Дух Огня!
— Ой, а что это за фиговина? — послышался удивлённый возглас Лайсерга.
— Это гуандао, а не фиговина, придурок! — возмутился Рен. — Так погодите, а это у меня, что за палочка?
— В японском ресторане тебе палочки, балбес! Ты же держишь в своих нечестивых руках благородное икупаси! — откликнулся Трей.
— А ты что в своих нечестивых сжал? — возмутился Рен.
— А фиг его знает, ножик какой-то…
— Сам ты ножик! Это же Меч Света! — воскликнул Йо, рассматривая огромный топороподобный тесак в своих руках. — Фауст, тебе эта штуковина не знакома?
— Мне ЭТА штуковина не знакома, — задумчиво отозвался некромаг, крутящий в руках деревянный меч.
Рио, рыдая:
— Мой меч,… где моё оружие? Дайте мне оружие! Хоть какое-нибудь!
— Хочешь стекляшку на ниточке? — поинтересовался Джоко.
— Урод! Стекляшка? Да как ты смеешь?! — возопил Лайсерг.
— Да заткнётесь вы или нет?! — рявкнул Хао. — Сражайтесь уже со мной!
Йо удивлённо перевёл на него взгляд, и лицо его озарилось улыбкой.
— Хао! Братан! Какими судьбами?
— Фауст, что вы вчера пили? — осторожно спросил Трей за спиной Асакуры.
— Нечто, прочищающее мозги, — загадочно ответил Фауст.
— А, по-моему, нечто, их лишающее… — буркнул себе под нос Лайсерг.
— %^&#>@*&$#@^!”~*! — на одном дыхании выдал Хао.
— Как сказал! — восхитился Трей, активно рукоплеская. — Браво! Бис!
Длинноволосый шаман начал кланяться, опомнился, передёрнул плечами и направил в шаманов лёгкую атаку.
— Дух бесплотный, в… эту фигню! — послышался со всех сторон крик
опомнившихся шаманов.
Только Рио пискнул: «Стопроцентный контроль! Тьфу, ты, единение! Короче, залазь в меня…»
Все приготовились защищаться и атаковать.
Трей задумчиво посмотрел на меч в своей руке и сказал:
— Как думаешь, Кори, сможем мы с помощью этого ножика сделать этого пижона в плаще?
— Я не знаю, что ты можешь со своей девочкой, — послышался глухой прокуренный голос, — но Такагеро может всё!
— Такагеро? — воскликнул Рио. — А кого же я тогда?..
Все обернулись на него, да так и упали: вместо привычного белого костюма на нём было надето розовое платьице, а волосы волнами спадали на плечи.
— Кто? Кто во мне? — растерянно проговорил Рио, правой рукой пытаясь совладать со своей левой рукой, которая тянулась к его губам зажатой между пальцами помадой.
— Если Элайза там, то кто же тогда тут? — задумчиво поинтересовался Фауст, разглядывая деревянный меч.
— Где господин Рен? — надрывно простонала деревяшка. — И что это за странное оружие?
— Басон! — радостно воскликнул Рен, размахивая икупаси. — Стоп, а кого же я тогда вселил в эту палочку?
— Икупаси! — возмущённо поправил его Трей.
— В этой палочке сокрыта большая природная мощь… — послышался мудрый голос из талисмана северянина.
— Амидамару, вот ты где! — обрадовался Йо. — А я тебя ищу в этом тесаке, а тут только какая-то кавайная девица.
Из глубин тесака послышался нервный минутианский мат.
— А в моей фиговине тоже что-то интересное, — поделился Лайсерг, поглаживая рычащее и покрывшееся леопардовой раскраской гуандао.
Джоко уже минут пять неотрывно пялился на кулон в своей руке.
— Вот это я называю — хранитель даузера, — вздохнул он, демонстрируя офигевшей публике смущённую Морфин, которая единственная безошибочно вселилась в привычное ей оружие.
— Вы сегодня уже будете сражаться или нет? — прорыдал Хао. — Щас же спалю всех к чёртовой бабушке!
Изумлённый Йо повернулся к нему и протянул:
— Хао! Братан! Какими…
Тут Рен с бешеным криком «гипермолниеносная атака!» бросился на Духа Огня, размахивая икупаси.
— Знаешь, Рен, я думаю, что в данной ситуации уместнее было бы сказать что-то вроде «небесный ледяной удар», — задумчиво предложил Амидамару.
Китайский шаман затормозил, подумал пару секунд и вновь бросился на Хао, выкрикивая «гиперледяной удар!». Из икупаси вырвалась струя сосулек необыкновенной мощи. Она могла бы разнести Духа Огня в клочья, только вот… Рен, не знакомый с оружием северянина, держал его не за тот конец, и вся мощь удара обрушилась на него самого. Шаман, не снижая скорости, перекувырнулся в воздухе и с грацией мешка картошки повалился на траву.
— Это было мощно! — одобрил Хао. — Кто следующий?
Лайсерг, посмотрев на валявшегося в отключке Рена, нерешительно взмахнул гуандао, затем положил его на раскрытую ладонь и нервно приказал:
— Найти и уничтожить!
Гуандао несколько раз прокрутилось вокруг своей оси и наконец застыло, указывая остриём куда-то левее Хао.
— И… что оно мне показывает? — растерянно спросил Лайсерг.
— Оно показывает, где Африка, — скучающе пояснил Джоко, поигрывая кулоном даузера.
— А нахрена мне Африка? — удивился Лайсерг.
— А Мик родом из Африки, — так же безразлично пояснил Джоко. — У него там парочка соперников осталось…
Стоило ему сказать это, как гуандао вырвалось из рук Дитела и унеслось в указанном направлении. Лайсерг порадовался лишь тому, что Рен был в тот момент в отключке.
— Так, пора действовать! Фауст, давай вместе! — воскликнул Трей и бросился на Хао, крича: — Кори! То есть, этот… как там тебя? Такагеро! Смертоносная лавина!
— Но я так не могу! — встревожено воскликнул дух. — У меня должны быть хотя бы колёсики! Я уже молчу про Яматано-Арочи!
— Вот и молчи! — не унимался Трей. — Короче, ударь хоть чем-нибудь!
А в это время Фауст пытался уговорить Басона расправить свои золотистые локоны и рубануть со всей силы, не взирая на некоторую «деревянность». Басон же в это время уверял «господина Фауста», что розовая накидка ему вряд ли пойдёт и вполне можно ограничиться обычной «молниеносной атакой», которая, правда, обещала быть также немного «деревянной».
В итоге оба шамана так и застыли перед самым Духом Огня, пытаясь придти к соглашению со своими духами насчёт того, какую фразу лучше использовать для нападения.
Рио всё ещё пытался вернуть себе контроль над своим телом, нервно одёргивая розовый подол и пытаясь отвести от лица руку с помадой, которая уже разрисовала парню полподбородка, заметно улучшив внешний вид его трёхдневной щетины.
— Ну, братец, снова мы остались один на один, — вздохнул Хао. Вздохнул с облегчением, но всё ещё испуганно позыркивая на борющихся с духами шаманов. — А ведь я говорил тебе, что ты с этим сбродом ничего не добьёшься!
— Ты ошибаешься, Хао! Наверное… Одним словом, защищайся, братец, ты не прав!
С этими словами Йо замахнулся на Духа Огня тесаком. Минутианский матерок стал разборчивее. На лезвии вдруг открылись два круглых голубых глаза. От неожиданности Йо вскрикнул и выронил оружие. Послышался глухой стук и сдавленный, уже японский, ненормативный сленг.
— Кори… — покраснел Трей. — Ты опять подслушивала, что говорила Пилика, когда я пришёл утром… немного поддатый?
Хао закатил глаза к небу.
— За что, о небеса? За что мне такие бездарные противники? — страдальчески воскликнул он, простирая руки к пресловутым небесам.
— Ой, как патетично! — послышался насмешливый голос.
Всё мигом замолкли и обернулись в сторону голоса. Посреди поляны, улыбаясь во все свои сорок восемь зубов и покачивая «стёклышком на ниточке», стоял жутко довольный собой Чоколав.
— Ну, детка, покажи этому пижону! — крикнул он.
Кулон с вселённой в него Морфин полетел в сторону Хао и оплёл Духа Огня с ног до головы. Старший Асакура от такой наглости даже предпринять ничего не успел. Потом он опомнился, встряхнулся, проорал что-то, кажется, на санскрите (а может, просто ругнулся так замысловато), и выпалил:
— Вот протрезвеете, тогда и поговорим! — и исчез в языках пламени.
Над поляной застыла мёртвая тишина. Все молчали, поражённые знаковостью момента: и шаманы, и духи.
— Парни, — выдохнул Рио в этой тишине. — За это надо выпить!
Все оживлённо загалдели и направились обратно в домик. Всё стихло окончательно.
И лишь над притихшей поляной долго ещё раздавался нестройный храп Рена, нежно прижимавшего к себе икупаси.

0

3

Вот вторая часть и последняя.

Анна под песню Sweet Dreams лихо отплясывала на столе стриптиз. Вот уже и чётки полетели на пол, и последняя сандалька с лёгкостью соскользнула с ножки…
— Иди сюда, Тао… потанцуем… — томно звала она.
Рен с отвисшей челюстью направился к ней, запнулся обо что-то по пути и полетел вперёд, размахивая руками в поисках опоры. Но опоры не оказалось и Рен с размаху впечатался лицом Анне в грудь.
— Ой, ты не ушибся? — заботливо спросила медиум.
— М-ммм… — глухо ответил шаман, пытаясь оторваться от девушки.
Вдруг Анна грубо встряхнула парня за плечи, наградила его парочкой оплеух и громоподобно проорала:
— Тао, мать твою, да очнись же ты!!!
Рен инстинктивно попытался снова обнять девушку, нежно приговаривая:
— Анна, ну, не будь букой! Дай ещё титички потрогать…
— КАКОГО @$^&>@%@#*&~”^$%^&*¬? — прокричала девушка в ответ голосом Йо. — Повтори, что ты сказал!!! На ушко шепни мне!!! — истерично орал Асакура, тряся Рена за плечи.
Тао окончательно проснулся и огляделся: ни Анны, ни стола, ни «Сладких мечт»… Только красное лицо Йо, перекошенное далеко не радостью и юные шаманы, кое-как наваленные по периметру комнаты.
— Сон приснился… кошмарный… — буркнул Рен. — Чего ты вообще хотел-то?
Йо задумался.
В дальнем углу что-то зашевелилось, и помятый Лайсерг выполз на середину комнаты.
— Мне приснилось или кто-то тут шептался? — спросил он неуверенно.
— Это Йо там что-то Рену на ушко шептал… — откликнулся откуда-то из-под дивана Рио.
— Йо что-то шептал Рену? — переспросил подозрительно Хоро-Хоро. — Чёрт, так и знал, что они тайно встречаются…
— Да какого вы тут развалились вообще? — разъярённый Рен налетел на шаманов, награждая пинками всех, кто под ноги попадался.
Таким образом, Хоро-Хоро, как самому подозрительному досталось три пинка, Рио, как самому разговорчивому – два пинка, Лайсергу, как шаману с самым чутким слухом – один пинок, и серия пинков досталась какому-то бесформенному пуфику.
Пуфик стойко выдержал экзекуцию и возмутился обиженным голосом Джоко:
— А меня-то за что?
— А не хер пить! — железно ответил Рен, подарив «пуфику» ещё один пинок просто так – по доброте душевной.
— О! Вспомнил! — вышел из транса Йо. — Я же что-то хотел спросить!
— Что именно? — грозно спросил Рен, поворачиваясь к нему.
Йо задумался.
— Чёрт, есть хоть капля спирта в этом доме? — мучительно протянул Рио, зажав голову между коленей.
— Урод, что ты делаешь?! — возмутился Лайсерг, голову которого Рио зажал между своих коленей. – Я же говорил, что у меня нормальная ориентация!
— Ну-ну! — насмешливо заметил Хоро. — И именно поэтому ты бегаешь за Хао?
— О! Вспомнил! — вновь очнулся Йо. — Я же хотел спросить про Хао!
— А Хао-то здесь причём? — удивился Чоколав.
Йо задумался.
— Блин, парни, кажется, Йо завис… — поделился с друзьями Джоко.
— И что он так долго думает? По-моему и так понятно! Хао опять хочет драться! — воскликнул Рен.
— Какой неугомонный!.. — с нежностью сказал Лайсерг.
Все обернулись к нему с выражением крайнего удивления на лицах. И только у Трея на лице было написано «Я знал!».
— Да вы чего, парни? Я ж говорил, что у меня с ориентацией всё нормально!!! — возмутился даузер. — Я вообще-то говорил про того пятнистого кошака, что грызёт какие-то кости в углу.
— Мик? — спросил Джоко.
— Кости?! — возопил непонятно откуда взявшийся Фауст с бутылкой ярко-синей жидкости.
Некромант бросился в угол с криком «любимая, я спасу тебя»! Бутыль, которую он отбросил в сторону, описав замысловатую дугу, собралась, было упасть на пол и коварно разбиться, но доблестные шаманы, маявшиеся похмельем, попытались помешать свершиться сему возмутительному акту вандализма. Трей, с криком «НЕТ!» бросился наперерез бутыли, пытаясь поймать её в полёте. Однако бутыль коварно выскользнула из его непослушных пальцев. Рио бросился следом за северянином, наступив тому на спину и подпрыгнув в позе ласточки. Однако в полёте его сбил кинувшийся за бутылью Лайсерг. Он, нацелившись на хватательное движение, обхватил Рио за шею, прижав его голову к своей груди. Так, обнимаясь, оба повалились на Трея.
— Я знал, Лайсерг! Я знал!!! — счастливо вопил Рио, тиская Дитела.
Даузер безуспешно пытался отбиваться. А бутыль ярко-синей жидкости, описав намеченную траекторию полёта, приземлилась точнёхонько в руки задумавшемуся Йо. Асакура очнулся, недоумённо посмотрел на бутыль в своей руке, затем задрал голову вверх, показал потолку большой палец и, выпалив «Я знал, что ты существуешь, боженька!», приложился к бутылке.
— Собака! Он же всё выпьет! — испуганно воскликнул Рен и принялся отбивать у Йо «абсент».
Тем временем Фауст, отогнав Мика от костей в углу, обливаясь слезами, пытался собрать себе девушку. Кто-то несмело тронул его за плечо.
— Тебе помочь, любимый?
— Подожди, Элайза, не мешай! — отмахнулся некромант. — Я тут пытаюсь тебя собрать…
Джоко, наблюдавший всю эту сцену, свалился на пол, давясь смехом.
Такими и застал их Хао: Рио и Лайсерг всё ещё боролись на лежащем без сознания Трее, Йо и Рен активно опохмелялись, отбирая друг у друга бутыль, Фауст рыдал в углу, обнявшись с Элайзой, Миком и костями неизвестного происхождения, Джоко истерично ржал.
— Ая-яй-яй… — безнадёжно покачал головой Хао. — Снова нажрались,…
Он оглядел бардак в комнате и яростно рявкнул:
— И опять без меня!
— О! Вспомнил! — вдруг воскликнул Йо. — Я же хотел спросить, как вы смотрите на то, ребят, чтобы пригласить Хао бухать с нами?
Все в комнате застыли от удивления. Даже старший Асакура.
- Ээээ… А что? Идея вроде ничего… — скромно отозвался Лайсерг, как-то странно поглядывая на шамана в плаще.
В тот же день, пару часов спустя.
Лайсерг, обнимаясь с Хао, пытался доказать Асакуре, что тот – абсолютное зло, а Хао, хихикая, предлагал юному даузеру поменяться плащиками.
Рио и Джоко сидели в окружении пустых стаканов и сверлили друг друга взглядами. Соревнование на самого стойкого шамана было в самом разгаре.
Йо и Рен всё ещё отбирали друг у друга бутыль с ярко-синей жидкостью, даже не замечая, что «абсент» уже полчаса как закончился. Им просто в кайф было что-то друг у друга отбирать.
Фауст в углу зажимался с гитарой, приговаривая: «О, Элайза, любовь моя! Какая у тебя талия! Какие бёдра! Какие нож… так, я что – опять забыл тебе ножки прикрутить? Ну, извини, любовь моя! Ты всё равно самая лучшая!».
На подоконнике Морфин, Кори и Элайза на три голоса завывали «Напилася я пьяна…». Хоро, смахивая скупую мужскую слезу, дирижировал им икупаси.
В домике царила идиллия…
Но этому оплоту умиротворения не суждено было долго просуществовать.
— Я не понял! Ты меня не уважаешь? — поразился Хао, когда Дител отказался дать ему поносить свой плащ.
— А он никого не уважает! — горько подхватил Рио, одаривая Лайсерга мечтательным взглядом.
— Я знал! Я знал! — обиженно воскликнул Хао и подскочил. — Вы все меня ненавидите! Я хочу крови!
— Вот видишь, Рен! Я говорил, что любовь к Кровавой Мери – это у нас семейное! — радостно выпалил Йо.
— Так, всё – драться! — устало бросил Хао. — Драться, драться, драться…
С этими словами он направился к выходу.
— Жду вас на улице через пять минут.
Шаманы молча переглянулись.— Какой неугомонный! — с нежностью восхитился Лайсерг. — Такой темпераментный, горячий…
Все обернулись к нему.
— Урод и извращенец с манией величия, — смутившись, закончил даузер.
— Значит так, парни! Чтобы не опарафиниться, как в прошлый раз, нужно подготовиться перед поединком! — сказал Йо, пытаясь сфокусировать взгляд на горе оружия в углу.
— Сначала оружие! — словно прочитав его мысли, сказал Рен, с умным видом выпятив указательный палец в потолок.
Все шаманы уставились сначала на его палец, а потом перевели взгляды наверх. Рен задумчиво посмотрел на ребят, на свой палец, вздохнул и перевёл палец на угол, в котором лежало оружие. Все послушно обратили свои взгляды туда.
— И у кого какое? Тут много всяких железяк и деревяшек, — неуверенно сказал Джоко.
— У меня было что-то такое… блестящее… острое… на палочке… длинной, — скромно сказал Рен.
Йо протянул ему большой топороподобный тесак.
— А у меня тоже было… это… вроде, не такое большое… только оно… как бы… растягивалось, — выдал Лайсерг после напряжённой работы мозгов.
— Вот это растягивается, — сказал Йо, протягивая даузеру сложенный Меч Грома.
— А у меня было деревянное! — в один голос выдали Хоро и Рио.
Йо протянул им икупаси и деревянный меч. Оба шамана, игнорируя деревянный артефакт, схватились с двух сторон за меч и с криками «моё!» пытались отобрать его друг у друга.
— А мне вот эта штука нравится! — сказал Фауст, вглядываясь в кулон возврата.
Джоко, хитро обернувшись на Рена, с выражением крайнего блаженства на лице взял гуандао, ещё разок зыркнул на китайского шамана и, выдав нарочито-равнодушным голосом «что-то эта фигня слишком длинная», переломил оружие пополам.
— Так будет лучше, — одобрил он, махая деревянной частью гуандао и отбросив половину с лезвием в сторону.
Йо нерешительно глядел на Меч Света, то брал его в руки, то клал обратно. А потом, гордо выдав «реальному пацану ножик не нужен», повернулся к своим друзьям.
— Так, оружие вроде разобрали, теперь надо разобраться с духами. У кого какой?
— У меня было… что-то такое… маленькое… розовое… — снова нерешительно отозвался Лайсерг.
— Вот тебе маленькое, — протянул ему Йо Кори.
Лайсерг задумчиво оглядел минутианку и неуверенно сказал:
— Но это… не розовое…
— Тебе это с бодуна кажется, — раздражённо бросил Асакура, насильно впихивая Кори в руки даузеру.
Тот только плечами пожал.
— Рио, а у тебя какой дух был? — деловито поинтересовался Асакура.
— Зелёный…
— Слушай, я понимаю, что тебе нравится Лайсерг. Но не обязательно фанатеть настолько, чтобы заводить духа его любимого цвета!
Рио скромно потупился и поковырял носком ботинка пол. Дител подозрительно посмотрел на него и отошёл от байкера подальше.
— Вот тебе парень в зелёных доспехах, — торжественно сказал Йо, протягивая Рио Басона.
— А мне… А мне что-нибудь такое мощное, чтобы всех порвать! — вдохновлено выпалил Рен.
Йо протянул ему Мика.
— Вот тебе киса, иди всех порви!
Трей наклонился к Рио и задумчиво шепнул ему:
— Как думаешь, «киса» — это было обращение?
— Что ты там шепчешь, Хоро? — подозрительно спросил Йо. — Без духа остаться хочешь?
— Да я как раз спрашивал у Рио… ээээ… не помнит ли он что-нибудь о моём духе…
— А я помню! — торжественно отозвался Рио. — У твоего духа был такой беленький халатик!
— Точно! — подхватил Трей. — Халатик! Светленький!
— У нас сегодня день фанатизма, что ли? — возмутился Йо. — Ну скажи мне, Трей, чем тебя так цепанул Фауст, что ты и духа своего в халатик одел?
— Вообще-то, мне кажется, что это Фауст надел халатик после того, как увидел моего духа, — загадочно сказал Трей.
Йо ещё раз подозрительно посмотрел на северянина и протянул ему Амидамару.
— Так, кто у нас ещё остался?
— Я точно помню, что мой дух… такой… горячий… спокойный,… но пламенный… и мы с ним… ээээ… очень дружим, — выдал Фауст, мечтательно сверкая глазами.
— Ага,… организмами… — вполголоса добавил Хоро.
Йо молча протянул ему Духа Огня.
— Пламенно? — уточнил он.
— О, вполне! — восхитился Фауст и тут же принялся что-то нашёптывать духу на ушко.
— А у меня… ээээ… там… короче, у него… эта… светлая шерсть была… типа… — сказал Чоколав нерешительно.
— Хм… Светлая, говоришь? — задумался Йо, оглядывая остальных ребят. Вдруг он стукнул себя по лбу: — Ну, конечно! Держи!
И в руках Джоко оказалась Элайза.
— Ну, а у меня был парень со странной причёской, — уверенно заключил Йо, многозначительно посматривая на Такагеро.
— Так, все готовы? — спросил Рен, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
— А это чьё? — спросил Лайсерг, наморщив лоб и показывая рукой на одинокую Морфин, кружащую над столом.
— Ээээ… ХАО!!! — проорал Асакура в сторону двери.
— И тебе привет, вождь краснокожих, — буркнул себе под нос Рен.
— Чего? — донеслось с улицы.
— У тебя какой дух-то был?
— Какой-какой… — ворчливо отозвался Хао. — А действительно – какой? Хм… Красивый он был! И розовый…
Йо радостно всплеснул руками.
— Значит, эта красавица — дух Хао. Лети к своему хозяину! — сказал юный шаман, подталкивая маленькую фею в сторону двери. Морфин ошалело оглянулась на Лайсерга, с любопытством разглядывавшего Кори, покрутила пальчиком у виска и вылетела в окно.
— Вау! — послышалось с улицы. — Ты как-то… усох… Или это у меня с бодуна?
— Всё, пошли! — решительно сказал Йо, состряпал на лице грозное выражение и вышел на улицу. Остальные высыпали за ним.
— Так, а что теперь? Мы, наверное, что-то специальное сделать должны? — уточнил Лайсерг, разглядывая сложенный меч в одной своей руке и Кори в другой. Он обратился к минутианке: — Залезешь туда, а?
Но девчушка, сложив ручки на груди, брезгливо отвернулась. Лайсерг попытался сам запихнуть Кори, крепко прижав её к рукояти меча. Все шаманы с любопытством наблюдали за его действиями. Кори, возмущённая таким с собой обращением, начала громко возмущаться матом, упоминая странные физиологические особенности юного даузера и высказывая некоторые сомнения относительно его потенции и сексуальной ориентации, а также приписывая ему симпатию к разного рода извращениям.
— Лайсерг, да ты зверь! — похвалил Джоко, с интересом внимания каждому слову юной минутианки.
— Опять! — закатив глаза, в истерике проорал Хао. — Мать вашу, все мозги пропили! Когда это кончится? Я, по-вашему, родился тысячу лет назад, прожил три жизни, три раза чуть не уничтожил всё человечество и овладел звездой единства для того, чтобы выслушивать от невоспитанной минутианки, что даузер — это сексуальное отклонение? — выдал он на одном дыхании.
— Блин… — протянул Йо, с беспокойством поглядывая на старшенького. — Надеюсь, по наследству это не передаётся.
Хао ещё некоторое время смотрел на притихших шаманов, возмущённо направив на них указательный палец, а потом вдруг резко сел на землю и уткнулся лицом в плащ. Плечи его начали судорожно вздрагивать.
Лайсерг подбежал к нему и погладил по голове. Потом он обратил пылающий взгляд на друзей.
— Да что ж мы творим-то, парни? — воскликнул он. — Что ж мы, звери, что ли? Смотрите, до чего человека довели!
Хао в это время громко сморкался в клетчатый плащ даузера.
— Давайте уже поможем нашему заклятому врагу утолить его жажду крови! Ведь не так уж и много он просит! Какое-то мировое господство! Жалко нам, что ли?
— Как сказал! Как сказал! — рыдая, оценил Рио, обнимаясь с Треем, который всё ещё пытался вырвать у байкера деревянный меч.
— Лайсерг прав! Надо сразиться с Хао, раз он так просит! — согласился Чоколав, обнимая Рена за плечи и выставив обломок гуандао перед собой.
— Джоко…
— Да, Рен? Что ты хочешь сказать мне, мой лучший друг? Поделись со мной своими мыслями, приятель! Ведь мы столько вместе преодолели! Так что ты хочешь сказать своему лучшему другу, Рен?
— Руку убери…
Хао ещё несколько раз всхлипнул, утёр лицо волосами, благодарно улыбнулся Лайсергу и встал в боевую стойку.
Кое-как все шаманы, путаясь в именах и названиях оружия, всё-таки овладели духами и попытались броситься в атаку.
— Трей, да отдай ты мне меч! Я же вселил в него духа! — орал Рио, пытаясь выдернуть из рук северянина оружие.
— Это я вселил в него духа, балбес! — кричал Трей, дёргая меч на себя.
Шаманы перевели взгляд на меч, из него на парней смотрели две пары офигевших глаз, Амидамару и Басона.
— И… что теперь делать?
Рио подумал.
— Слушай, это же, наверное, первый в истории шаманов случай, когда два духа находятся в одном оружии… За это надо выпить!
И Рио с Хоро, не выпуская меча, направились обратно в домик.

0

4

:rofl: -Я не могу!!! *из-под стола* :rofl:

0

5

Мозги: Ой, как плохо! Глаза, откройтесь!
Глаза: Ну, открылись. Что, полегчало?
Печень: Мамочки, где я?
Мозги: Где – где!.. Пока на месте. Но не волнуйся, скоро тебя вырежут.
Черный юмор: Ха-ха!
Память: что вчера было? Сколько мы выпили?
Память: А я помню? Вы же меня вырубили после третьего стакана.
Мочевой пузырь: Ребята, мне в туалет надо!!!!
Ноги: Обойдешься! Из-за тебя в такую даль тащиться.
Мозги: Так, ноги! Даю команду: сейчас встаем и уходим. Восемь утра, пора на работу.
Совесть: А умыться?
Желудок: А в морду? Где ты вчера была? В меня из-за тебя литра два влили
Совесть: А кто наливал-то?
Ноги: Руки, естественно. Ишь, как их сейчас колотит.
Руки: Сволочи вы все! Нам сегодня работать, а вы издеваетесь.
Мозги: Ноги, вы что, не поняли? Подымаемся и начинаем выдвигаться на работу.
Мочевой пузырь: Ноги, и в туалет зайдите! Я же не резиновый.
Память: Я вспомнила! Вчера же день рождения был. Там еще язык такую ахинею нес!
Язык: Не надо ля-ля. Я красиво говорил.
Легкие: Мужики, кхе-кхе, дымку бы нам.
Язык: Щас! Во рту и так словно эскадрон гусар ночевал.
Печень: А еще бы кефирчика.
Руки: Вот дура, какой кефир? Нам сто граммов надо. Иначе сегодня работать принципиально отказываемся.
Мозги: Как вы все надоели! Ноги, подтащите организм к бару. Там полбутылки должно оставаться ...

0


Вы здесь » Шаман Кинг, инфа » Фан-Фики » Ярко-синий абсент